УДК 78 (082)                                                                                         О.П. Морозова

Могилевский государственный

университет им. А.А. Кулешова

 

 

ОБУЧЕНИЕ МУЗЫКЕ В МОГИЛЕВСКИХ ГИМНАЗИЯХ

В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

 

 

Аннотация. Статья освещает состояние музыкального образования в мужских и женских гимназиях в Могилеве-на-Днепре в XIX – начале XX в. Исследование проведено на основе изучения архивных документов, справочников и материалов периодической печати рассматриваемого периода. В центре внимания работы – вопросы организации обучения хоровому пению, игре на инструментах, оркестровому исполнительству, способы развития творческих способностей и художественного вкуса у воспитанников общеобразовательных учебных заведений, влияние уровня музыкального образования на общую музыкальную культуру города.

Ключевые слова: Гимназии. Музыкальное образование. Хоровое пение. Оркестровое исполнительство. Репертуар. Музыкальная педагогика.

 

 

Осмысление опыта педагогов прошлого, обогащение его последующими теоретическими и практическими достижениями в области общего музыкального образования всегда актуально. Знание особенностей и организации отечественного музыкального образования в предшествующие исторические периоды может способствовать его совершенствованию в настоящее время, а отдельные его принципы могут служить примером для деятельности музыкальных педагогов современности.

Предлагаемое исследование, основанное на изучении архивных документов и материалов периодической печати XIX – начала XX века, имеет цель раскрыть то лучшее, что имело место в музыкальном образовании общеобразовательных учебных заведений одного из губернских городов Северо-Западного края Российской империи, ныне – областного города Республики Беларусь.

Обучение музыке в общеобразовательных светских учебных заведениях началось со второй половины XVIII века. Именно тогда в России происходит «общественное расширение роли музыки» [3, с. 16]. В журналах того времени много пишут о важной роли музыкального искусства в деле познания и воспитания человека. Постепенно музыку, как и другие виды искусства, вводят в систему просвещения. Когда в 1758 г. в Петербурге была основана Академия знатнейших художеств, при ней открылось Воспитательное училище, в котором, среди прочих, значился музыкальный класс.

К началу XIX в. мысль о роли музыки в нравственном воспитании и образовании прочно закрепилась. В Уставе учебных заведений, подведомых императорскому Дерптскому университету, записывается, что каждая гимназия должна иметь учителя музыки и пения: «Учение музыке и пению также преподается в гимназии по три часа в неделю, но не принадлежит курсу. В нем могут участвовать ученики всех классов, которых учитель отделяет по успехам своим в особенные классы. Пение, впрочем, ограничивается церковным и хорным; учитель избирает к сему лучшие средства и лучший учебный способ» [13, с. 60]. Таким образом, музыкальное образование, не являясь обязательным, стало возможным для каждого учащегося гимназии или народного училища.

В светских учебных заведениях белорусского края музыкальное образование сначала хотя и имело место, но не было достаточно организованным, представляя собой спорадический процесс. Однако ко второй половине XIX в. обучение пению и игре на инструментах начало складываться в достаточно определенную систему. Гимназии, народные училища, частные пансионы имели образованных преподавателей-музыкантов, хоры и оркестры довольно высокого уровня, среди учащихся этих учебных заведений стали появляться одаренные исполнители. Систематические ученические литературно-музыкальные и благотворительные вечера, участие молодых музыкантов-любителей во всевозможных городских концертах, слушательская аудитория, состоящая в основном из музыкально образованной молодежи, – все это благотворно влияло на уровень культурной и художественной жизни города. Убедительным доказательством тому может служить постановка дела музыкального образования в могилевских гимназиях.

Могилевская мужская гимназия, одна из старейших в Северо-Западном крае, была открыта в 1809 г. В первой половине века музыкальное образование в гимназии носило случайный характер. Систематическим оно стало позже, о чем сообщал в исторической записке к 100-летию этого учебного заведения ее преподаватель М. Созонов: «Правильная организация обучения пению началась в конце 70-х гг., когда в гимназии была устроена домовая церковь» [12, с. 99]. На первых порах гимназистов обучали только церковному пению, а с конца 1880-х гг. ввели пение светское. В названной записке описывается также порядок набора певчих и система обучения пению: «В начале каждого учебного года регент производил пробу голосов и отбирал обладающих голосами. Отобранные разбивались на две группы – на знающих ноты и на незнающих их; первые составляли хор, а вторые более или менее продолжительное время подготовлялись к участию в хоре. <...> Хоровые спевки происходили не менее двух раз в неделю; а спевки для церковного хора сверх того перед каждым богослужением» [12, с. 99]. Церковный хор участвовал в пении во время богослужения в гимназической церкви, разделяясь при этом на два клироса. Светский хор выступал на литературно-музыкальных вечерах и утрах, а также в благотворительных концертах. Организация хоров в гимназии помогла обнаружить способных к пению воспитанников и развить их дарование.

С 1890 г. в гимназии вводится обучение музыке (так в то время было принято называть обучение игре на инструментах). Через два года в музыкальном классе состояло уже 65 учеников, в классе светского пения их насчитывалось 55, а в классе церковного пения – 35. Стоимость обучения была значительно меньшей, чем в частной музыкальной школе. При этом гимназия давала возможность получать музыкальное образование способным, но неимущим воспитанникам: она платила за них из своих специальных средств.

Каждый обучающийся музыке имел не менее двух получасовых уроков в неделю. Занятия организовывались так, «чтобы они не отнимали у учеников лишнего времени и не препятствовали своевременному и аккуратному исполнению ими прямых их учебных обязанностей» [12, с. 98].

Всех, кто обучался игре на инструментах, разделяли на младшую (подготовительную) и старшую (оркестровую) группы. Гимназия имела свой собственный оркестр. Оркестровые репетиции проводились по полтора-два часа по воскресным и праздничным дням. Такая постановка дела незамедлительно сказалась на исполнительском уровне гимназического симфонического оркестра и отдельных солистов. Гимназический оркестр в 1890-е гг. и в начале 1900-х гг. пользовался огромной популярностью в городе. В рецензии на музыкально-литературный вечер в марте 1894 г. местная газета писала: «В том же I отделении дружно и с одушевлением оркестр исполнил увертюру из оперы «Норма». Оркестр гимназистов с каждым годом растет и в численности своей из преданности к лучшему и более доступному искусству из украшающих жизнь человека. Исполнение пьесы Венявского учеником 5 класса Бальзоном и исполнение мазурки Левандовского целым оркестром служит лучшим доказательством тому, как прочно и как основательно поставлено обучение музыке в гимназии» [4, с. 4].

Осенью следующего года эта же газета, описывая годичный акт в Могилевской мужской гимназии, снова сообщала об успехе оркестра: «При выходе из залы публика была просто поражена звуками марша, исполненного гимназическим оркестром (из 33 человек) так стройно, отчетливо и красиво, что все посетители остановились послушать его до конца и пожелали, чтобы оркестр исполнил еще какую-нибудь пьесу» [5, с. 4]. В 1896 г. «Могилевские губернские ведомости» писали о дирижерах оркестра: «Популярность ученического оркестра Могилевской гимназии установлена уже годами, но потеря оркестром своего талантливого капельмейстера в лице покойного Велерсона вызвала у многих опасения за будущность оркестра. Концерт воспитанников 25 февраля однако доказал, что г. Лусгартен – вполне достойный преемник покойного Велерсона. <...> Могилевский гимназический оркестр не только вполне прочно стоит на высоте своей задачи, но со дня смерти Велерсона значительно шагнул вперед» [6, с. 4].  

        Систематические занятия под руководством М. Лусгартена содействовали прогрессу исполнительского уровня оркестра. Описывая гимназическое литературно-музыкальное утро памяти Н. Гоголя в 1902 г., корреспондент губернской газеты писал об оркестре: «В состав его входят 34 воспитанника, то есть, другими словами, – это целая капелла. Организован оркестр превосходно. Репертуаром обладает очень обширным. Исполнение, под умелым руководством г. Лустгартена, достигло такого совершенства, какое редко приходится наблюдать у профессиональных оркестров. Вообще, гимназия вправе гордиться своим оркестром, и исполнение его на утре отличалось редкой художественностью, способной удовлетворить самых строгих ценителей» [7, с. 4]. Осенью этого же года «Могилевские губернские ведомости» снова писали: «В последнее время, руководимые композитором Лусгартеном и щедро поощряемые гимназическим начальством, участники оркестра с особенной охотою посвящают свои досуги этому разумному и прекрасному развлечению, вследствие чего и достигают как замечательной общей стройности исполнения, так и редкого для юношей-неспециалистов умения оттенять детали исполняемой вещи» [8, с. 4]. Оркестр выступал не только у себя в гимназии, но и на многих городских концертах, чаще – благотворительных. При такой постановке музыкального обучения в гимназии очень скоро стали выделяться одаренные воспитанники.

Газетные рецензии дают представление о репертуаре, на котором воспитывался музыкальный вкус гимназистов. В него входили популярные сочинения западноевропейских композиторов XIX в., преимущественно – романтиков. Солисты-скрипачи играли пьесы Венявского, Левандовского, Берио, сочетавшие виртуозность с высокими художественными достоинствами.

Документы сохранили имена некоторых учителей гимназии. Большинство из них имели духовное музыкальное образование. С 1891 г. в гимназии по найму работал учитель пения Г. Тиминский – выпускник Литовской духовной семинарии. В 1896 г. его сменил А. Гахович, окончивший Минскую духовную семинарию.

Заметный след оставила двухлетняя преподавательская деятельность В. Левитского. В 1903–1907 гг. он обучался в регентском классе Придворной певческой капеллы, получив свидетельство первого разряда на   звание учителя церковного   и   светского пения   и   теории   музыки (такое свидетельство соответствовало консерваторскому диплому). В 1907 – 1908 гг. Левитский преподавал пение в школах Санкт-Петербургского уездного земства, а затем был направлен на работу в Могилевскую гимназию. Директор гимназии И. Свирелин был заинтересован в образованном специалисте, считая, что «гимназии невозможно быть без хорошего хора» [9, л. 2]. В письме к Попечителю Виленского Учебного Округа от 6 октября 1909 г. с просьбой о назначении пособия Левитскому он писал: «Кроме того, я, имея в виду празднование столетнего юбилея гимназии, к каковому времени нужен хороший хор, требовал от г. Левитского немедленного прибытия к месту службы в г.Могилев» [9, л. 2]. Эти документы подтверждают, что иметь образованных учителей музыки и качественный хор было престижным для гимназий. Из ответа И. Свирелина на рапорт учителя мы узнаем также о неравнодушном отношении директора к постановке музыкального образования гимназистов: «Пением надлежит заинтересовать настолько, чтобы они [ученики] охотно, из интересов любви к делу, посещали спевки и клирос» [9, л. 4]. Старания учителей в улучшении музыкального обучения всячески поощрялись. В августе 1910 г. директор гимназии посылает письмо-прошение о денежном вознаграждении Левитского «за дополнительные труды» [9, л. 16].

В 1910 г. Левитский назначается учителем пения Полоцкой учительской семинарии. Его место в гимназии занял С. Полуянов – выпускник высших регентских курсов при Московском Синодальном училище. В письме к Попечителю Виленского Учебного Округа директор гимназии давал высокую оценку его деятельности и писал о хорошей постановке дела хорового пения в Могилевской мужской гимназии. Полуянов также работал по найму в женской гимназии Залесской и женской гимназии Романовской.

Игре на инструментах обучал дирижер гимназического оркестра М. Лусгартен. Он также сочинял музыку, и в репертуаре оркестра постоянно имелись его произведения. Например, на том же юбилейном концерте звучали его «Большая фантазия из Русско-Турецкой войны 1877 года» для симфонического оркестра, а также Трио из оперы «Клятва в храме», исполненное воспитанниками 7 класса.

        Авторитет образованных и любящих свое дело музыкантов-педагогов, систематические занятия гимназистов музыкой, участие их в концертах и постоянное присутствие на этих концертах тех, кто музыкой не занимался, – все это содействовало музыкальному образованию и просвещению всех воспитанников Могилевской мужской гимназии.

Еще одним мужским учебным заведением в Могилеве было Александровское реальное училище, открывшееся в 1885 г. Техническая направленность этого учебного заведения не исключала важной роли музыки в образовании его воспитанников.

        Автор брошюры «Александровское реальное училище в г. Могилеве-на-Днепре за 16 лет его существования» В. Евреинов писал: «Как на меры, которые помогли бы среди учащихся распространению изящных искусств и таким образом содействовали бы облагоражению вкуса, можно указать на следующие: 1) обучение пению; 2) обучение музыке; 3) посещение учащимися спектаклей в местном театре, а также концертов, вечеров и т.п., устраиваемых местным обществом; 4) устройство литературно-музыкальных вечеров в самом училище; 5) литературные чтения и беседы, иногда с волшебным фонарем и 6) особые занятия рисованием для выдающихся учеников» [2, с. 103]. Знаменательно, что обучение пению и музыке в этом перечне стоит на первом месте.

Занятия в классе пения начались сразу после открытия училища. Многие учащиеся охотно учились петь. Из них был составлен хор, всегда с успехом выступавший на литературно-музыкальных вечерах. О репертуаре хора дает   представление программа   литературно-музыкального   вечера 6 декабря 1903 г., где исполнялись   гимн   «Святая Русь»   (муз. Волковыского), «Славься, славься, русский Царь во веки» (муз. Игнатьева), «Из страны, страны далекой» (муз. Даргомыжского), патриотический марш «В ногу, ребята» (муз. Гинзбурга), «Ты взойди, взойди, солнце красное» (муз. Пригожего) [10, л. 7]. Подобный репертуар был традиционным для ученических хоров того времени: он основывался на произведениях из учебных хрестоматий по пению, утвержденных Министерством просвещения. В них значительное место занимали песни патриотического содержания, хоры из опер русских композиторов и русские народные песни в различной обработке.

Обучение игре на музыкальных инструментах началось спустя некоторое время, когда училище приобрело несколько скрипок, а затем и другие инструменты. Через 16 лет, подводя итоги работы училища, В. Евреинов с гордостью сообщал о прекрасной оснащенности этого учебного заведения музыкальным инструментарием и нотами: «Очень ценную коллекцию составляют принадлежащие училищу музыкальные инструменты. В настоящее время их состоит 51 экземпляр (25 названий). Образовалась эта коллекция очень быстро: в семь лет, начиная с 1899 года» [2, с. 49].

В училище был создан симфонический оркестр, руководимый учителем музыки. Для полного состава оркестра не хватало исполнителей на контрабасах и барабане. Поскольку за свой счет никто не хотел обучаться на этих инструментах, то для игры на них воспитанников привлекали за небольшое пособие. Позже в училище организовали еще два оркестра – духовой и балалаечников.

        Участников хора и оркестра всячески поощряли: училищный совет предоставлял бесплатные билеты в театр и на концерты беднейшим ученикам, а также тем воспитанникам, которые занимались пением, игрой на инструментах, декламацией. Делалось это для того, чтобы они учились мастерству у профессиональных музыкантов и актеров.

В училище регулярно проводились литературно-музыкальные вечера, иногда – совместно с мужской гимназией. Кроме того, училищные оркестры и хор принимали участие в различных вечерах и концертах, которые устраивало местное общество.

Учителя пения, как и в мужской гимназии, имели музыкальное образование, полученное преимущественно в духовных учебных заведениях. Например,   учителя   пения В. Волковыский (он работал в 1885 – 1891 гг.) и Г. Тиминский (работал в 1891–1895 гг.) являлись воспитанниками Литовской духовной семинарии. С. Захаров, преподававший в училище в 1895–1896 гг., служил регентом Могилевского архиерейского хора и был выпускником Придворной певческой капеллы. А. Гахович (преподавал с 1896 г.) окончил Минскую духовную семинарию. А. Козлов (работал в реальном училище в 1900-е гг.) окончил Полоцкую учительскую семинарию, где также готовили учителей пения.

Таким образом, музыка для воспитанников Могилевского реального училища являлась важной частью их образования. Уровень музыкального обучения здесь не уступал уровню в классической мужской гимназии, а кое в чем даже превосходил его: например, гимназия имела только один оркестр, а в училище их было три. Многократные совместные выступления учащихся гимназии и реального училища свидетельствуют о том, что эти учебные заведения сообща участвовали в музыкально-культурной жизни города.

Помимо мужских средних учебных заведений в конце XIX – начале XX века в Могилеве насчитывалось несколько женских гимназий: гимназия ведомства императрицы Марии и три частных.

        Характер обучения музыке в них был несколько иным. Если в мужских учебных заведениях обучали игре на оркестровых инструментах и пению в хоре, то в женских отдавалось предпочтение игре на фортепиано, а кроме хорового пения культивировалось пение сольное и ансамблевое.

Мариинская женская гимназия   с пансионом была основана в 1865 г. К 1915 г. в гимназии насчитывалось более 600 учениц и 36 учителей. В год открытия этого большого учебного заведения главным управляющим IV Отделения канцелярии по учреждениям императрицы Марии было введено обязательное обучение фортепианной игре в женских гимназиях.

В ежедневном расписании занятий непременно отводились часы для упражнений на фортепиано, о чем сообщают ценные для изучения жизни этого учебного заведения записи в дневнике гимназии за 1898–1901 гг., сохранившемся в Национальном историческом архиве Беларуси.   

Сольное пение в гимназии проходили под руководством опытных преподавательниц. Среди них выделяется Ю. Рейдер – известная русская певица, а впоследствии – знаменитый профессор Одесской консерватории, которая проживала в Могилеве в 1902–1909 гг. Занятия воспитанниц гимназии не замедлили сказаться на результатах.

Хор женской гимназии выгодно отличался от других городских ученических хоров тем, что в его репертуаре наряду с русскими песнями были произведения западноевропейских композиторов. Так, например, на литературно-музыкальном утре 2 февраля 1899 г. воспитанницы 6 и 7 классов исполняли Финал 9-й симфонии Бетховена и Хор из оперы Гуно «Фауст», ученицы 1 и 2 классов – Пастуший хор из оперы Рубинштейна «Маккавеи».

Фортепианный репертуар состоял из таких высокохудожественных виртуозно-концертных сочинений как «Приглашение к танцу» Вебера, «Блестящее каприччио» Мендельсона. Играли также и модную в то время фортепианную музыку, например, Концерт Гуммеля. Однако чрезмерное увлечение техникой игры в преподавании музыки многими педагогами того времени не поддерживалось из-за опасности упустить правильное музыкальное воспитание. Так, например, К. Вебер советовал не форсировать технический уровень игры, ориентируясь на консерватории, а готовить грамотных любителей [1, с. 521].

Музыкальная жизнь гимназисток не замыкалась в стенах их учебного заведения. Воспитанницы гимназии охотно принимали участие в вечерах и концертах, устраиваемых в городе, о чем записывалось в дневнике. Регулярными были и посещения театра.

Летопись жизни воспитанниц Мариинской женской гимназии, оставленная ими в дневнике, газетные рецензии и справки в Памятных книгах дают основание утверждать, что музыкальному образованию в гимназии придавали первостепенное значение. Известно, что воспитанницы изучали также методику обучения пению и игре на фортепиано. Многие из них получали право на преподавание музыки.

Еще до образования Мариинской гимназии, в 1859 г., в Могилеве открылась частная женская гимназия О. Коссович, а в начале XX в. – еще две частные женские гимназии – С. Залесской и А. Романовской. В частных гимназиях уроки музыки были обязательны [11, л. 34].

Вышеизложенные сведения о музыкальном образовании в могилевских дореволюционных гимназиях дают основание для выводов о том, что с конца 60‑х – начала 70-х гг. XIX в. качество обучения музыке в гимназиях Могилева неуклонно повышалось. Этому способствовал ряд факторов: официальная установка Министерства просвещения на развитие музыкального воспитания, заинтересованность директоров и владельцев гимназий в деле музыкального образования их учащихся, работа в гимназиях лучших музыкантов города, имевших хорошее специальное образование, совершенствование на протяжении многих лет общей системы музыкального образования, при сохранении в каждом учебном заведении своих традиций.

        Воспитанники гимназий получали возможность обучаться теории музыки, пению в хоре и пению сольному, игре на различных инструментах. Обучение музыке становится доступным каждому желающему благодаря умеренной плате за обучение и льготам, предоставляемым неимущим, но способным к музыке учащимся.

Качественная музыкальная подготовка позволяла отдельным выпускникам гимназий продолжать свое образование в консерватории. Некоторые из них, изучив методику, получали право на преподавание. Однако большинство учащихся становилось образованными музыкантами-любителями. Они участвовали в городских концертах, выступая в составе оркестра, хора, а также солистами, являлись членами городских музыкальных кружков и обществ.

Музыкальное образование и воспитание в гимназиях сыграло огромную роль в развитии музыкальной культуры Могилева. Более того, оно стало фундаментом этой культуры и залогом музыкального будущего города, в котором все больше становилось образованных слушателей, профессионально обученных исполнителей, хорошо подготовленных преподавателей музыки и пения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вебер К. Э. Музыка в провинциальных учебных заведениях /К.Э. Вебер // Русская музыкальная газета. – 1900. – № 21–22. – С. 521

2. Евреинов В. А. Александровское реальное училище в г. Могилеве-на-Днепре за 16 лет со времени его учреждения: 1885–1901 / В.А. Евреинов. – Могилев-на-Днепре: Скоропечатня и литография Ш. А. Фридланда, 1902. – 143 с.

3. Ливанова Т. Н. Русская музыкальная культура XVIII века в ее связях с литературой, театром и бытом: Исследования и материалы / Т.Н. Ливанова – М.: Гос. муз. изд-во, 1952. – Т. 1. – 535 с.

4. Могилевские губернские ведомости. – 1895. – 4 ноября.

5. Могилевские губернские ведомости. – 1902. – 22 февраля.

6. Могилевские губернские ведомости. – 1896. – 28 февраля.

7. Могилевские губернские ведомости. – 1902. – 22 февраля.

8. Могилевские губернские ведомости. – 1902. – 6 ноября.

  1. Национальный исторический архив Беларуси. – Ф. 2261, оп. 1, ед.хр. 438.
  2. Национальный исторический архив Беларуси. – Ф. 2268, оп. 1, ед.хр. 22.
  3. Национальный исторический архив Беларуси. – Ф. 3157, оп. 3, ед.хр. 39.

12.Cозонов М. П. Историческая записка о Могилевской мужской гимназии за 100-летний период ее существования. 1809–1909 / М.П. Созонов. – Могилев: Скоропечатня и литография Ш. Фридланда. – 1909. – 208 с.

13.Устав учебных заведений, подведомых Дерптскому Императорскому Университету // Журнал Департамента Народного Просвещения. – Санкт-Петербург, 1821. – Сентябрь. – С. 7–218.

 Обсудить на форуме

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизація